Особенности щенка породы западно-сибирской лайки

Однажды, когда я был еще маленьким, папа пришел с работы раньше обычного, и у него был загадочный вид. Он подошел ко мне, присел на корточки и что-то вытащил из-за пазухи. Маленький темный комочек ловко скатился с его рук. Так я впервые увидел Каспера, щенка породы западно-сибирской лайки.

Он был очень красив. Его коричневая шерстка переливалась и блестела на свету. Бросались в глаза лапы, будто в белых босоножках, грудка, в форме фартучка, тоже белая. Несмотря на то, что Каспер был еще совсем маленьким, он укладывал хвост кренделем, любовался его белым кончиком, форсил им, как это делают многие взрослые лайки. Глаза у щенка были встревожено-быстрые, рот строго сжат, нос узенький с мокрым черным пятачком, уши треугольные, некрупные. Каспер мне очень понравился.

Папа сказал, что через неделю мы едем к бабушке на Урал. Каспера он подарит своему другу-охотнику, а пока щенок поживет у нас. Папа попросил меня заботиться о Каспере, но не баловать его, а помнить, что ценность охотничьей собаки не в красоте и игривости, а в работе. Я был очень рад новому другу, поэтому пообещал папе все выполнить. Я накормил щенка, тот, видимо, устав от впечатлений и перемен, свернулся в комочек и мирно засопел.

Утром родители ушли на работу, а я поспешил разбудить друга. Как весело мы с ним провели неделю! Прыгали, бегали, играли, я учил его выполнять команды. У Каспера не все получалось, но он старался. Старался и я: приносил ему игрушечных птиц, медведей, давал с ними поиграть, потом прятал их и хотел, чтобы щенок их нашел. Видимо, Касперу это не очень нравилось, он злился и рычал от моей настойчивости. Вместо того, чтобы искать игрушки, он хватал меня за штанину, и так мы долго бегали по квартире. Я был уверен, что развиваю его звериную беспощадность, которая обязательно ему пригодиться на охоте.

К вечеру мы оба изрядно устали. К приходу родителей, как ни в чем ни бывало дружно сидели вместе, только изредка, как два заговорщика, поглядывали друг на друга. Щенок рос и умнел на глазах. Мне казалось, он все понимает и тоже не хочет, чтобы мама узнала о разбитой вазе, перевернутом цветке, разодранной штанине и о многом другом.

Время пролетело незаметно. Вот мы уже на Урале. Здесь мы с Каспером пробыли еще неделю. Вместе знакомились с новыми условиями, с собаками, с которыми ему предстояло жить и охотиться. Успевали, конечно же, поиграть.

Пришло время расставаться. Каспер уткнулся своей симпатичной мордашкой мне в ноги, будто понимая, в чем дело, жалобно скулил, забыв о своей звериной беспощадности, даже хвост перестал укладывать кренделем. Я еле сдерживал слезы. И хотя папа говорил мне о том, что Каспер не смог бы долго жить в городской квартире, приводил убедительные доводы, с которыми я соглашался, все равно, мне было очень Грустно, все дорогу я молчал и думал о своем друге.

Через год мы опять поехали к бабушке. Мне не терпелось увидеть Каспера, но его нигде не было. Вдруг огромный пес подбежал ко мне, схватил за штанину, но не кусал, а весело повизгивал. Признаюсь, я немного испугался. Смотрю, на груди у пса белый фартук, на ногах – носки, хвост кренделем. Да это же мой Каспер! Из маленького щенка превратился в огромного пса! Я был очень рад встрече с другом.

А еще через два года я узнал, что Каспер – верный и преданный пес, умеющий работать. Охотники рассказывали, что он не только уток и боровую дичь «помогал брать», но и «на медведя с хозяином ходил». И очень удачно. Видно, не зря я когда-то звериную беспощадность в нем воспитывал.

Здесь пока нет комментариев.


Войти или Зарегистрироваться (чтобы оставлять отзывы)