Образы волков в произведениях Чингиза Айтматова

Размышляя над тем, как избавить природу от «напасти», человеческой тирании, злобы и жестокости, писатель приходит к тому, что ни отдельно взятый человек-праведник, ни сопротивление самих животных не могут изменить ситуацию. Положение народа так тяжело, что одному сражаться за правду и справедливость просто не имеет смысла. Но Айтматов указывает на право животного мира бороться за свою свободу, за жизнь, за свою среду обитания. Пишет о неизбежности такого момента, когда природа начнет мстить за себя, не разбираясь, кто прав, кто виноват. И это наша сегодняшняя боль, об этом стоит задуматься уже сейчас. А все они, животные, лишь жертвы моральной деградации человечества. Последовательно и с яркой художественной выразительностью писатель проводит в своих произведениях мысль о том, что освобождение животного мира, положение которого усугублялось еще и неспособностью к активному сопротивлению, полностью в руках человеческого сознания, мы сами способны изменить ситуацию, только б захотеть, захотеть этих перемен всем миром! Такое утверждение о необходимости полного изменения общественного сознания не раз звучало в русской и зарубежной литературе, но Айтматов заявляет об этом утверждении через изображение жизни животных, их чувств, их эмоционального заряда. Необычный показ духовной сути волков обусловливает и новое понимание их характеров, а психологический анализ характеров приводит к мысли, что животный мир- значительно более сложное явление, чем это представляется на первый взгляд, и он таит в себе возможности нравственного самосовершенствования и обновления.

Образ Волков - один из центральных в романе "Плаха", яркий, полный, драматичный. Являет собой беззащитность животных, их бессилие перед человеком. Герои этого романа(Обер-Кандалов, и возглавляемая им «хунта», Базарбай и анашисты во главе с Гришаном) не раз придерживаются мнения, что люди - единственно разумные существа во Вселенной, что разум и память даны лишь человеку. Внедрение волчьей пары в сюжет романа не столько опровергает эти предположения, сколько ставит ребром вопрос об их правильности. Именно эти две линии- развенчание теорий, ставящих человека выше всех других существ на Земле, и утверждение приоритета моральных устоев- идут параллельно, а волчица Акбара воплощает их в себе. Вся система персонажей, сюжет и композиция так или иначе призваны раскрыть образ волчицы.

Волчица несет идею нравственной памяти, она вместе с Ташчайнаром олицетворяет мир зверей, мир природы. Отсюда и метафоричное сравнение: несчастье, постигшее ее род - есть несчастье, постигшее природу в целом...

Наше знакомство с Акбарой и Ташчайнаром происходит в самом начале романа, и нет ли в этом глубинного смысла? Айтматов начинает роман не с людей, извечно озабоченных своим благополучием, а с испуганной волчицы в горах, которая забилась вглубь скалы и "сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя перед собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке". Именно этот страх всего лишь от скатившихся сверху камней и снега, Айтматов счел важным и необходимым фрагментом, с которого стоит начинать роман. От панических воплей просыпается Ташчайнар, своей нежностью и сочувствием он заглушает ничем не обоснованную боязнь, предчувствие беды в душе Акбары. Он будто показывает пример идеальной гармонии в семье, адресованный нам, людям, предвзято навесившим на модель семьи много всякого рода ярлыков и смыслов, обошедшимся с ней жестоко и несправедливо:"Ташчайнар-Камнедробитель,-прозванный так окрестными чабанами за сокрушительные челюсти, подполз к ее ложу и успокаивающе заурчал, как бы прикрывая ее телом от напасти".Так и должно быть, в этом и есть духовная сущность отношений, и она глубоко человечна.

Любовь же волчицы к еще не народившемуся выводку, страх потерять его - есть символистическое обобщение той же очеловеченности, поданное в метафорическом ключе: «Прислушиваясь к тому, что творилось помимо воли ее в ожившей утробе, Акбара заволновалась. Сердце учащенно заколотилось - его наполнили отвага, решимость непременно защитить, оградить от опасности тех, кого она вынашивала в себе». Акбара одержима манией преследования - это итоги человеческого вмешательства в ее жизнь. И истоки этого страха мы найдем в судьбе волчицы.

Волки в природе живут парами, Акбара с Ташчайнаром не были исключением: два сильных, умных и ловких животных слились воедино, образовав мощный и достойный волчий союз в природе. Но образовали они его не из-за потребности в паре и воспроизведении потомства - суть их пары состоит именно в любви, взаимной и трепетной. И здесь показателен случившийся некогда случай «измены Ташчайнара». Ревнуя, Акбара прямолинейно заявляет о своей душевной потребности в любви и желании расстановки приоритетов: или подловатый животный инстинкт, или безраздельная любовь с ней, Акбарой, ведь в этом союзе она была и умом, и головой, и наставником. Незыблемые, казалось бы, преимущества животных перед людьми: отсутствие верности, обязательств и ревности, волчица опровергает своими действиями. И вот он источник истинного чувства - принципиальное нежелание делить любимого с кем-либо: «…Лишь однажды был странный, неожиданный случай, когда ее волк исчез до рассвета и вернулся с чужим запахом иной самки - отвратительным духом бесстыжей течки, вызвавшим у нее неудержимую злобу и раздражение, и она сразу отвергла его, неожиданно вонзила клыки глубоко в плечо, а в наказание заставила ковылять много дней кряду позади. Держала дурака на расстоянии и, сколько он ни выл, ни разу не откликнулась, не остановилась, будто он, Ташчайнар, и не был ее волком». Айтматов, наделяя Акбару способностью ревновать, выдвигает образное определение социальной природы чувств, емкое и точное, своего рода художественную формулу: «существо, вступившее в органичное единство небезразлично к судьбе своей половины». Айтматов так же заострял внимание на «прозрачно-синих глазах» Акбары, будто в глазах животных их душа, весь мир, вся вселенная с ее стремлениями, желаниями, потребностями.

Но в жизни этой пары появляются «те, кто сами живут, но не дают выживать другим, особенно тем, кто независит от них, а волен быть свободным». Утрачивается гармония в природе: человек нарушает равновесие и покой, а животные, задаваясь множеством вопросов, не в силе понять источник вседозволенности. «Люди, люди- человекобоги!» Эта мысль не имеет ничего общего с идеями устройства мира, но это только если говорить о мире людей… Да, человек не признает за собой права быть выше других, вершить суд, казнить и миловать по своему усмотрению, но в отношении с природой и животными все иначе. Элементарная алчность, борьба за собственное благополучие, которая оправдывается чуть ли не государственной необходимостью, способна толкнуть на невиданную жестокость, варварство. А природа не понимает этого, воспринимая все происходящее как вселенский ужас: «машины, вертолеты, скорострельные винтовки - и опрокинулась жизнь в Моюнкумской саванне вверх дном…». Для обитателей саванны человек, как вмешательство «извне», сродни стихийному бедствию, реальная опасность для разворота масштабных проблем.

И эта разрушающая сила человеческой жестокости совершает ужасное и кровавое действо уничтожения животных, в котором погибает первый выводок Акбары. Недавно появившиеся на свет волчата, впервые вышедшие на охоту, «еще не ведали, какие тяготы несет охота». В этих сосунках волчица видела смысл жизни, любила их безумно, причудливо дав прозвища каждому волчонку, будто различая их. И они погибают. Погибают не из-за собственных ошибок, а из-за случайного стечения обстоятельств. Да и «откуда было знать им, степным волкам, что их исконная добыча - сайгаки- нужна для пополнения плана мясоотдачи?» Исключительный ужас охватывает при прочтении варварской облавы на сайгаков: «по степи, по белой снежной пороше катилась сплошная черная река дикого ужаса». Глазами волчицы показано все происходящее действо: «страх достиг таких апокалиптических размеров, что волчице Акбаре, оглохшей от выстрелов, казалось, что весь мир оглох и онемел, что везде воцарился хаос и само солнце… тоже мечется и ищет спасения». Нет, не слышит она ни криков, ни голоса разума, лишь одно у нее на сердце- ужас и неверие в происходящее... Но когда возвращаются звуки земного и осознание реальности, на смену ужасу приходит страдание.… Где спасение? Где выход? За что, за что эта напасть? И тонкая нить связывает ее нынешние переживания с тем, что будет испытывать Бостон- человек, но так же подчинившийся горю, приняв смерть единственного и самого дорогого сына: « он брел как слепой, прижимая к груди убитого им малыша. За ним, вопя и причитая, брела Гулюмкан, ее поддерживала под руку голосящая соседка. Бостон, оглушенный горем, ничего этого не слышал. Но вдруг оглушительно, точно грохот водопада, на него обрушились звуки реального мира, и он понял, что случилось, и, воздев глаза к небу, страшно закричал: - За что, за что ты меня покарал?». Ведь для мыслящего и чувствующего существа нет существенного отличия - перед горем все в моральном равенстве. А в этой гонке жизни, когда «гонимые и гонители» бежали рядом, уже не помня свою природную сущность, бежали, чтобы выжить. Не означало ли то, как во время обстрела волки неожиданно уподобляются трусливым сайгакам, что естественные предначертания мира разрушены? И волки тут кажутся более благородными, чем люди, и в этой ситуации человек- хищник. Айтматов объясняет причины преступлений против исконной гармонии сущего. Не случайно после сцены облавы следуют фразы о вынужденном бегстве Акбары: « Печально и горько тянулись по снегу скомканные цветы ее следов». Волчица, истощенная физически, несет в себе болезнь духовную: «каждое прикосновение к земле причиняло боль. Больше всего им хотелось вернуться в привычное логово, забыться и забыть, что обрушилось на их бедовые головы». Дается суровая оценка тем, кто «скомкал соцветия» вольной и привычной степной жизни: «люди бездомные», «перекати-поле», «профессиональные алкоголики», давно «озлобленные на мир».

И после той гигантской бойни волки, покинув Моюнкумские степи, уйдя ближе к горам, к озеру, уносят с собой сокрушительное горе, страдания, потери. И, попытавшись начать все с нуля, пара лютых опять сталкивается с преднамеренным преступлением человека, ставка которого на одномоментную пользу, сиюминутную выгоду выдает весь цинизм происходящего. Что им вечность, если миг позволяет урвать больше? И что душа, когда не о ней печаль, а о престижной карьере? Изречено же до них: гори всё синим пламенем. А Акбара и ее семейство вновь жертвы «светопреставления в приалдашских камышах». И гибнут родившиеся там щенки, когда люди поджигают местность вокруг озера. «Пожару дали старт посреди ночи. Обработанные воспламеняющимся веществом, камыши вспыхивали как порох, во много раз сильнее и мощнее, чем густой лес. Пламя выбрасывалось до небес, и дым застилал степь так, как туман застилает землю в зимнюю пору». Гибель камышовых джунглей, как и озера, «пусть и уникального», «никого не остановит, если речь идет о дефицитном сырье. Ради этого можно выпотрошить земной шар, как тыкву». Это суровость современного мира, и подана Айтматовым без преувеличения. Как мы видим, мир придумывает куда более изощренные методы своего уничтожения, чем это сделала бы самая максималистическая фантастика. И как замечает Муса Джалиль: «Что там волки! Ужасней и злей -// Стаи хищных двуногих зверей». Ища спасение от этого наваждения, убегая от опасностей и своих переживаний, Акбара и Ташчайнар перебираются в горы - «теперь единственное место на земле, где они смогут выжить», «то была последняя, отчаянная попытка продолжить свой род». Но и там, в несвойственной для проживания волков местности, по пятам за животными идет тень несчастий. Испытав волков жестокостью, бездушием, люди устраивают им еще один экзамен, которому суждено было завершиться бедой - из норы в горах человек выкрадывает их последних четверых волчат. Это было последней каплей терпения. Волчица теряет интерес к внешнему миру и остается наедине со своим горем, начинает мстить людям. Акбара олицетворяет природу, мать-природу, которую одолевает идея возмездия, она пытается спастись от уничтожающих ее людей, потому что бежать уже от этой напасти некуда, да и есть ли смысл? Волчица хочет сохранить себя, свое будущее, потомство, но, когда Базарбай крадет ее щенков, начинает мстить, не разбираясь, кто виноват на самом деле. И как сказал Бостон: «Они звери, они знают одно: их сюда привел след и здесь для них все- конец, свет клином сошелся». Чтобы заглушить бешенство, отчаяние и душевную боль, во власть которых попала и обезумела в своем несчастье эта пара волков, Акбара с Ташчайнаром выли, прося «человекобога» вернуть им выводок: «Над кошарой разносился вой, то заунывный и тягостный, то яростный и злобный - это волки, ослепленные горем, кружа, блуждали во тьме. Особенно надрывалась Акбара. Она голосила, как баба на кладбище». Нет, все-таки нет ничего страшнее для матери, чем потеря детей. И сердце не желает верить всему происходящему. И пошла о них страшная слава. Но люди видели лишь внешнюю сторону дела и не знали подлинной подоплеки, подлинных причин мести- не ведали о безысходной тоске матери-волчицы по похищенным из логова волчатам. После того как Бостон убил Ташчайнара, жизнь Акбары и вовсе утратила смысл: «Беспросветно тяжко было Акбаре. Она сделалась вялой, безучастной - ела всевозможную мелкую живность, что попадалась на глаза, и большей частью уныло коротала дни где-нибудь в укромном месте», мир для нее утратил свою ценность, и жила она исключительно воспоминаниями: «чаще всего вспоминала она своего волка, верного и могучего Ташчайнара». «Во всей округе Акбара осталась неприкаянной. Лишь ее никак не касалась кипящая вокруг жизнь. Да и люди, можно сказать, забыли о ней: после потери Ташчайнара Акбара ничем о себе не напоминала, даже у зимовья Бостона и то перестала выть». Но не все умерло в душе Акбары - осталась неистраченная материнская любовь, полные резервуары нежности и ласки… И вот она предфинальная картина романа как итог того, что создавшиеся экологические ситуации повлекут за собой и другие, более тяжелые последствия: человек нарушил гармонию в природе, а она мстит. Мстит бессознательно, повинуясь лишь своей нужде. Но этот суд ее над людьми страшен, жесток, беспощаден. Гибель маленького Кенджеша, унесенного Акбарой, потрясает своим трагизмом. Ведь сама-то волчица вовсе не хотела гибели этого человеческого детеныша, она вновь поддалась самообману, продиктованному сердцем решению- унести этого детеныша, чтобы он жил с ней. «И непонятно, как ей открылось, что это детеныш, такой же, как любой из ее волчат, только человеческий, и когда он потянулся к ее голове, чтобы погладить добрую собаку, изнемогающее от горя сердце Акбары затрепетало. Она подошла к нему, лизнула его щечку». «…Акбара совсем разомлела, легла у его ног, стала играть с ним - ей хотелось, чтоб он пососал ее сосцы», «вылизывала детеныша, и ему это очень нравилось. Волчица изливала на него накопившуюся в ней нежность, вдыхала в себя его детский запах».

Волки не просто очеловечены в романе - они наделены высокой нравственной силой, милосердием, благородством, чего лишены люди, противопоставленные им. Именно в Акбаре и Ташчайнаре олицетворено то, что издавна присуще человеку: чувство любви к детям и неизгладимая тоска по ним. Глубоко человечна и та высокая, самоотверженная верность друг другу, определяющая поведение волков. Им не дан дар мыслить и анализировать факты жизни, но они способны жалеть нас, почему мы, обладающие мыслительным арсеналом, не способны понять и пожалеть их? Все наши переживания, страхи, чувства свойственны и им.… Но если Гулюмкан, потеряв ребенка, «завыла так, как выла ночами Акбара», вызывая сочувствие окружающих, вой Акбары лишь раздражал всех. А убийство Базарбая Бостоном кажется логичным, в то время как убийство скота волками осуждается людьми, вызывая ненависть. Не понимаем мы, что трагедия не имеет под собой важных или неважных причин, она одна для всех. У несчастья одно лицо. Образ волков олицетворяет несчастье, несет собой тревогу за погибающую по вине человека природу. Неожиданным является и сам этот образ. Лишь волка в природе принято считать кровожадным, что волки не ведают меры в убийствах, у них «мертвая душа», для которой смысл жизни - нажива, сытость, покой. Пробравшись в стадо, волк зарежет всех овец, несмотря на степень своего голода, и будет жадно взахлеб надпивать кровь то одной, то другой жертвы.… Так не поступит ни лев, ни тигр, обгладывающие добычу до костей.… И если сравнивать волка и человека, человек, естественно, всегда в выигрыше. Но образ волков, данный Айтматовым в романе, ставит вопрос по-другому: Акбара и Ташчайнар совершенны, чисты в помыслах, наделены самыми человеческими качествами. Людей же Айтматов лишил не только нравственности, но и чувства единства с миром. Сильный и выдержанный характер Акбары не может противостоять беспощадности «человеческого гения», и она ломается, смиряется с несправедливостью, но не может принять потерю. Ужас, пережитый когда-то, не забудется. А та самая «волна человеческой бездушности» и по сей день осталась на Земле.…А насколько могли они быть счастливы, рожать детей, неся гармонию и свет! Но люди не дали этому счастью осуществиться. И это потрясает, вызывая возмущение, способствуя возрождению в нас нравственных ценностей.

Нет, не может быть ничего сильнее разума и слова. И если уж этот бесценный дар мышления и речи дан человеку, так почему бы не ценить его? Сколько можно уподобляться хищникам, подавлять все нравственные порывы, жить во лжи и равнодушии.… На восстановление последствий от наших «экспериментов» уйдут века. Стала ли ощутимей та атмосфера соучастия в разворачивающихся изменениях в мире? Нет. Стали ли мы сознательнее, бережливее к традициям, к природе? Нет. В сознании человека укоренилась некая психология, набирающая силу. А заключается она в недоверии к миру. Животные и те способны жалеть нас, прощать, терпеть наши ошибки. Но лишь до поры до времени… Чингиз Айтматов предостерегает, что преступать определенные рубежи губительно для всего человечества. Для развития, для изменения хода истории, экологической ситуации и бедственного положения человека в мире нужно одно: укрепление в сознании людей чувства гармонии. Гармонии во всем: в себе самом, в связи с природой, с прошлым и будущим. «Природа не признает шуток, она всегда правдива; ошибки же и заблуждения исходят от людей» (И.Гете) И Айтматов, очеловечив столь яркие художественные образы животных, наделив их обаянием, памятью, милосердием, показал, как следствие, она, Природа, ценит жизнь, хранит память о прошлом, защищает себя и других, она живет в полной мере. А мы, люди, насколько ощущаем полноту жизни? Человек, познавший вкус побед, чувствующий свою силу в этом мире, потакает желаниям, думает о себе и бессознательно, а иногда и умышленно, разрывает связь с окружающей природой. Кажется, будто какая-то пропасть лежит между стремлением человека хорошо устроить свою жизнь, являться настоящим хозяином жизни и его умением жить здесь и сейчас, в гармонии с природой, осознанно проживать каждый миг своего бытия.

Здесь пока нет комментариев.


Войти или Зарегистрироваться (чтобы оставлять отзывы)